Судьба






Светлана Романова

Судьба





– Задумывались ли вы хотя бы раз о своей судьбе? Как часто вас посещают мысли о прошлом и будущем? Не кажется ли вам, что мир вокруг нас совсем не тот, что мы наблюдаем глазами, но тот, что мы осознаем своим разумом? – психиатр был, как всегда, настроен только на работу, когда Сандра пришла к нему на очередной сеанс. Ласковый баритон Брюса уносил её из этого мира, погружая в мир грез и фантазий.

– Сандра, вы опять не выполняете мои требования! – доктор был недоволен, что его любимая пациентка опять уснула во время сеанса. – Если так и дальше пойдет, то я откажусь нести ответственность за ваше эмоциональное состояние.

Сандра смотрела на него понимающим взглядом и воображала, как он страстно целует ее нежные алые губы, снимая с нее струящееся красное платье. Но этому не суждено было случиться, так как доктор был увлечен Джессикой, которая была и моложе на 4 года и красивее. Джесика была весьма пылкой дамой 30-ти лет, поэтому успела за свою жизнь три раза побывать за мужем, а теперь, так и не найдя себе достойного кандидата, обратила внимание на Брюса. Брюс был статным и состоятельным мужчиной, имея большой загородный дом с престижным спорткаром и небольшую яхту. Немаловажным был и его возраст – тридцать два года, уже не юнец, но ещё не старик: чем привлекал к себе внимание многих женщин.

– Ой доктор, прошу вас простите меня. Я так устала, что просто без сил. Может у меня температура, вы не посмотрите? – хитрый ход сработал, и Брюс уже стоял рядом с ней держа правую ладонь на липком от пота лбу.

– Нет. Все в порядке. Вы просто опять переутомились. Я сейчас принесу лекарство, а вы подождите меня тут. – Он вышел в коридор, закрыв за собой черную дубовую дверь.

Оставшись наконец один, он перевел дух и с остервенением плюнул в сторону. "Господи! - подумал он, - Какой черт именно сейчас принес ко мне эту психованную идиотку Сандру? Если бы не деньги, сразу бы отправил её домой. А теперь тут распинайся перед ней: ах, судьба, ах, прошлое-будущее! Ведь меня, наверно, уже Джессика давно ждет. Обещала зайти сюда к четырем..."

Брюс взглянул на часы. Уже десять минут пятого. Длинный коридор был пуст. Гробовую тишину в клинике нарушал лишь слабый скрип, идущий откуда-то изнутри здания. "Интересно, что это? Впрочем, какая разница. Видимо, уборщик... Что же я тут стою? Ах, да. Взять таблетки для этой ненормальной и гнать её отсюда."

Заторопившись, Брюс направился в конец коридора к провизорской. Мягкий ковер скрадывал звук его шагов. Вдруг из-за третьей двери слева, теперь уже довольно отчетливо, послышался все тот же скрип. И, кажется, даже чей-то стон.

"Это же кабинет Майка, - остановился Брюс. - А он какого дьявола ещё торчит в клинике? Хотя, какая мне разница?"

- Ооох, Джесс, - вдруг совершенно явственно кто-то сказал в соседнем кабинете.

Брюс замер как вкопаный. Вспотевшей рукой он взялся за медную ручку и о-очень медленно повернул её. Так же медленно приоткрыл дверь. Дюйма на два не более, но и такой щели хватило, чтобы открывшаяся взгляду картина, перевернула для него с ног на голову весь мир. В центре этой картины, перед письменным столом Майка, располагалась чья-то волосатая задница со спущенными штанами. Поверх поясницы её обрамляли две фигуристые скрещенные ноги в сиреневых чулках и белых каблукастых туфлях. Вся эта композиция энергично елозила по полировке, свергая на пол различные канцелярские принадлежности и создавая тот самый предательский скрип.

Брюс отчетливо разглядел, как колышется в воздухе полуприлипший к блестящей подошве левой лаковой туфли раздавленный окурок.

"Разгильдяй Майк никак не привыкнет пользоваться пепельницей, всегда раскидывает бычки по полу, - ни с того, ни с сего вспомнил Брюс. - А эти белые туфли совсем как у Джессики. Мы с ней вчера покупали такие же в "Дамской Безделушке".

- Тише, Майки, - вдруг прошипели сиреневые ноги, - не дай бог, кто услышит. А ты хоть не забыл закрыть дверь?

- Не забыл... Никто... не услышит... - ответил безликий зад, без устали продолжая возвратно-поступательные движения, - Тут только твой... ненаглядный Брюс... А он сейчас... нянчится... с этой дебилкой Сандрой... Оооох, Джесс!

- Ооох, Майки, - в унисон отозвались ноги. - Сандра - стерва!.. Хочет захомутать твоего шефа. Обломается, кривоногая корова!.. Он давно по мне сохнет, как коровий блин по ромашке... Ооох, Майки... А ты не ревнуешь? - сиреневая пятка вопросительно стукнула по не ведавшим бритвы полушариям собеседника.

- Нет, Джесс, - злорадно прохрипела задница. - Даже когда ты выйдешь за него замуж... ты ведь все равно будешь отдыхать на моем удобном столе? Правда, Джесс?.. Правда?.. Правда?...

Тут элементы конструкции задвигались в ещё более усиленном ритме и фигуристые ноги ликуя взвились к потолку:

- Да, Майки!.. Да!.. Да!.. Не останавливайся, скотина!.. Я сейчас... Я вот-вот...

Брюс прикрыл дверь.

"Почему я не хирург? - мелькнула мысль в его опустошенном мозгу, - Тогда бы у меня в левом кармане всегда лежал скальпель. И я бы расчленил их на куски. Сначала его. Потом её. И пришил эти сучьи сиреневые ляжки к этой опухшей кобелиной заднице..."

Он зашел в провизорскую, нашел совершенно бесполезные пилюли, стоившие кучу баксов, и покрутил их в руках.

"И что теперь?.. Что?.. Да пошли они все! Это судьба! Меня ждет Сандра!"

Доктор торопливо пошел назад по коридору.

Комната была довольно просторной с двумя окнами, необычной формы, в виде арки. Зеленые бархатные обои на стенах, подсвеченные лампами по всему периметру комнаты и огромный персидский ковер в середине создавали атмосферу роскоши и комфорта, которую дополняли специальное кресло, диван, телевизор и дубовый письменный стол. Это был личный кабинет Брюса, где он постоянно принимал пациентов с их душевными проблемами. Имея диплом и кучу рекомендаций, Брюс прослыл успешным практикующим психоаналитиком в своем кругу, чем заработал себе много врагов и завистников, желающих во что бы то ни стало разорить его. Самым ярым врагом Брюса был Майк, в виду своего вспыльчивого характера. На врачебном поприще Майк не сильно преуспел, чего не скажешь о его способностях администратора. Совет акционеров недавно поставил его зам главврача больницы.

Скрипнула дверь и в комнату вернулся Брюс, наблюдая за тем, как Сандра что-то прячет в свою сумочку:

– Вы что-то потеряли? Вам помочь? Вот ваш аспирин, - Брюс принёс ей таблетку и стакан воды.

– Нет-нет, что вы. Я просто подпудрила носик, – голубые глаза Сандры жадно смотрели на Брюса не так как раньше, поэтому он почувствовал некую тревогу, которая усиливалась из-за выброса в кровь адреналина. «Неужели она видела те фотографии? Как я мог забыть убрать их в сейф? Какой позор!» - мелькнуло в его голове и от этого страха, дикая волна возбуждения пронеслась по всему телу.

Сандра стояла молча, осматривая свою жертву. Бросив на пол сумочку, она подошла к Брюсу вплотную, перебирая ножки, как модели на подиуме, и вцепилась своими руками. Упаковка таблеток и стакан упали на пол. Брюс был ошарашен, но тем, ни мене поддался, словно маленький ребенок, не понимающий, что происходит. Стоя в одних плавках, ласкаемый руками Сандры и нежными губами, он даже не заметил, как пролетело время. Брюс гладил ее тело сквозь шелковое обтягивающее платье, трогал блестящие чулки на ее ногах, залезая под платье и ощущая там разгоряченное женское тело. "Почему я так легко отдался своей рыжеволосой пациентке" - думал он, а плавки бесцеремонно топорщились, говоря партнерше, о своей готовности к бою.

– Закрой глаза, милый, - Белый шарф закрыл глаза мужчины. Сандра обошла сзади, обхватив мускулистое тело руками.

Легкая дрожь пронеслась по телу Брюса и он, тяжело дыша, просит продолжать. Сандра, горя от нетерпения, понимала, что нужно отрезать все пути отступления. Только так, она навсегда приручит его, осуществив свою давнюю мечту - выйти замуж. Она достала из ящика стола наручники, которые заметила в прошлый раз, обшаривая комнату, ища улики и зацепки. Раздались щелчки застегиваемых металлических браслетов и Брюс понял, что руки крепко скованы за спиной, и он во власти Сандры, которая уже начала надевать на него через низ свое красное коктейльное платье без бретелек. Платье никак не лезло, но стрейчевый материал все же поддался, обтянув тело Брюса, как вторая кожа. Брюс не сопротивлялся, как будто подыгрывая ей, еще не понимая до конца, зачем он это делает. Вот все сделано и она снимает с него повязку, обжигая губы страстным поцелуем. Сандра была обворожительна в черном кружевном белье и Брюс завелся не на шутку, осыпая ее тело поцелуями, громко звеня наручниками, пытаясь освободиться. Сандра отпрянула назад, и Брюс хотел было пойти за ней но:

– Нет-нет! Стой там! - Сандра протянула вперед руку, на которой ярко выделялись аккуратные ярко красные ноготки, - Закрой глаза. Молодец, хороший мальчик.

Она достает из сумочки фотоаппарат и делает несколько снимков с разных сторон. Когда Брюс открыл глаза, то яркая вспышка ослепила его, породив внутри чувство дикого страха: "Опять! Меня опять сфотографировали в унизительном виде!" - думал он, ощущая сильный страх и непонятно откуда взявшуюся эйфорию. Как врач он понимал, что это ненормально, но стоя в платье, со скованными за спиной руками, выбор был не велик. Он сам позволил этому случиться, поэтому просто ждал, что будет дальше.

– Брюс, прости меня стерву, но я люблю тебя и теперь никому не отдам! Если попробуешь уйти к другой или изменить мне, то эти фотки я опубликую в интернете и вышлю по почте всем твоим друзьям! Женщина в гневе очень опасна, так что смотри у меня! – На Сандру смотрели два карих глаза и молча хлопали в знак согласия. - Вот и замечательно! Ты такой милый в этом платье....

Сандра подошла к любимому мужчине:

- Где у тебя спальня?

- Иди за мной, - Брюс, конвоируемый красивой дамой в нижнем белье на черных шпильках, шел по коридору. - Только бы никто не заметил. Хотя клиника закрыта, но все же..." - Брюс шел и думал, что всегда мечтал о такой женщине, которая ворвется в его дом и силой подчинит себе.

Ему хотелось этого всю жизнь, но он боялся, так как был врачом. Принимая препараты, он гасил свое влечение, пытавшееся унести его в открытый океан безудержных фантазий. "Видимо это судьба" - подумал он, заходя в светло бежевую комнату. Богатое убранство c огромной кроватью говорили за себя - это комната не для клиентов. Тут было и большое зеркало, и удобные стулья со столом, а на стене висел огромный телевизор, накрытый какой-то тряпкой, видимо от пыли. Шторы были закрыты, а из приоткрытого бельевого шкафа проглядывался женский гардероб.

- Брюс, я видела те фотографии, поэтому можешь не стесняться и носить эту одежду, когда тебе вздумается... Меня это даже заводит. А теперь, ложись на кровать. Я уже не могу! - Сандра толкнула Брюса и он повалился спиной на кровать, чтобы оказаться под тяжестью горячего тела своей госпожи.

На следующий день, Брюс объявил всем о своей помолвке с Сандрой, а спустя четыре месяца они поженились. Все друзья на свадьбе были уверены, что такой идеальной пары, они никогда не встречали, уверяя, что дочка молодоженов, (Сандра была на 4-м месяце беременности) будет просто счастлива, что у нее такие родители, которых таким вот странным образом свела судьба.

- - - -
А Вы верите в судьбу?


- - -
© Светлана Романова


Для отображения ника и аватара
зарегистрируйтесь на форуме




Комментарии к статье:

К данной статье нет комментариев



Добавить комментарий

Ваше имя:







Поиск по сайту мастер-портал.рф :              
 



Реклама на мастер-портал



Как нужно любить?


Как нужно любить? Это классическая картина развития обычного заурядного человека в современном мире. Всё устроено таким образом, что намного проще быть заурядным, чем делать что-то такое, что позволит выделиться из общей массы людей и стать кем-то по-настоящему значимым. Я жил, как все и, когда мне стукнуло двадцать восемь лет, я понял, что нужно кардинально менять всю мою жизнь, так как результат, к которому я пришел, равнялся финансовому краху.
читать



Вверх