Ловец Грез - Глава 5 - Жизнь и смерть






Ловец Грез - Глава 5 - Жизнь и смерть - Огонь из всех орудий! Почему главный калибр молчит? – кричал капитан Агамемнона.

Внезапно всю капитанскую рубку засветила яркая вспышка, и раздался оглушительный взрыв. Во все стороны полетели осколки расплавленного металла и куски электронных приборов, вызвав короткое замыкание и кучу искр. В стене образовалась полуметровая дыра, через которую начал очень быстро выходить воздух. Двоих членов экипажа сразу же выкинуло в космос, где вакуум буквально вывернул их наизнанку.

Николай был в скафандре, но все равно получил сильнейший удар, когда взрывная волна, со всей дури, швырнула его в огромный настенный монитор. От удара монитор разбился, а Николай потерял сознание. Отключилась система гравитации и все в рубке стало плавать в невесомости, постепенно приближаясь к дыре в корпусе корабля. Николая также стало вытягивать наружу, но сработала экстренная защита капитанского мостика. Огромный прозрачный купол из специального пластика начал выезжать из пола, закрывая центральную часть рубки. Через 3 секунды купол сомкнулся и оставшиеся внутри люди были спасены. Живы были только навигатор, капитан и, потерявший сознание, Николай. На шлеме Николая высветился сигнал о включении прибора экстренного жизнеобеспечения, который поддерживал некоторое время жизнь в мозге человека, после его смерти. Если это не помогало, то производилось сканирование памяти в специальный накопитель, чтобы можно было потом проанализировать данные. Это новая технология была открыта совсем недавно, поэтому только некоторые скафандры имели этот дорогостоящий блок.

В полу центральной части капитанской рубки был запасной люк, ведущий внутрь корабля. Двое выживших поспешили именно туда, таща за собой в невесомости Николая. Под люком был стометровый тоннель с лестницей, напоминающий шахту лифта. Из тоннеля на каждую палубу вел герметичный люк, а над люком светилось табло, показывающее текущее состояние дел на палубе. В шахте не было гравитации, поэтому спускаться было не сложно, а, судя по датчикам над дверями, все верхние палубы разгерметизированы. Навигатор был без скафандра, поэтому открывать разгерметизированные палубы было нельзя, и команда спускалась дальше. Оказавшись на десятой палубе, они почувствовали, что начала работать система гравитации, прижав их к стенке люка. Датчики на двери показывали нормальное состояние системы жизнеобеспечения.

- Слава богу, что эта палуба не пострадала. У Николая есть шанс на спасение, - сказал капитан и принялся набирать шифр на кодовом замке.

Первая дверь шлюза открылась, и они запрыгнули внутрь, втащив за собой Николая. Теперь его приходилось тащить по полу, так как гравитация работала исправно. Когда открылась вторая дверь шлюзового отсека, то взору предстала ужасная картина. Весь коридор был уложен трупами и раненными членами экипажа, над которыми то и дело склонялись врачи, оказывая первую помощь. Так как эта палуба не пострадала, то ее превратили в госпиталь, хотя это место изначально было предназначено для передовых исследований и новых разработок. Именно тут, в комнате №10-13 был расположен новый экспериментальный аппарат, под названием «Ловец грез», куда и поспешил Капитан с навигатором, таща первого помощника капитана. Это был экспериментальны аппарат, который мог не просто интегрировать воспоминания, а полностью скопировать личность человека. Капитан держал Николая за ноги, а навигатор за руки, когда к ним подошел сержант:

- Сэр, разрешите доложить обстановку?

- Вольно сержант. Разрешаю.

- У нас обширные повреждения, включая капитанский мостик. Орудийные палубы 10, 13, 67 и 78 не отвечают, а 5-е и 6-е орудия Гаусса повреждены. Доки не функционируют, маршевый двигатель вышел из строя, поэтому идем на маневровых. Так как с вами не было связи, то командование взял на себя майор Андрей Николаевич Лежко. Вот, возьмите интерком, и принимайте командование.

- Спасибо сержант. Как я вижу, корабль сильно поврежден, поэтому будьте готовы к немедленной эвакуации в любой момент. Погрузите в спасательные челноки раненых и женщин офицеров и ждите приказа. Мне жаль, но трупы придется бросить тут…. Надеюсь, что до этого не дойдет! – капитан был подавлен случившимся, но все-таки держался молодцом.

- Эй вы! Идите сюда быстро! – крикнул он двум пробегавшим мимо солдатам.

- Да сэр! – солдаты встали по стойке смирно.

- Возьмите моего первого помощника и отнесите в комнату №10-13. Положите его на операционный стол и доложите о выполнении по интеркому.

- Есть сэр!

Солдаты были сильными мужчинами, поэтому уже через 10 минут Николай лежал на операционном столе. В комнате бегали доктора, готовясь к сложнейшей операции, когда вошел капитан.

- Капитан в операционной! – послышался крик и все встали по стойке смирно.

- Вольно, - ответил Дмитрий Валерьевич и спокойным шагом подошел к Николаю. Он снял фуражку и наклонился:

- Как же тебя угораздило, дружище? Ты же мне три раза жизнь спасал, а я…. Хирург! Приступайте немедленно!

- Есть сэр! Всем покинуть операционную! Быстро! Слышали приказ!

Комната опустела очень быстро, а над Николаем склонились четверо хирургов. Слышались отдаленные удары по обшивке корабля, стоны раненых в коридоре, а свет в комнате то и дело моргал. Капитан сидел в небольшом отделении для персонала, изолированном от лаборатории. Он пристально смотрел через окно, как врачи снимали с Николая скафандр, а потом начали работать с приборами, которые подсоединили к его голове и туловищу. Оперировали с помощью роботизированных рук, оснащенными специальным хирургическим лазером и скальпелем-водометом. Капитан то и дело отдавал какие-то приказы по интеркому и постоянно запрашивал сводку о состоянии систем корабля. Все управлялось вручную, так как главный компьютер был полностью разрушен.

Спустя час к нему зашел главный хирург и доложил:

- Мне очень жаль, сэр. Мы сделали все, что могли в данных ограниченных условиях, но он умер.

- Неужели нельзя ничего сделать?! – заорал капитан и злобно вцепился за грудки доктора.

Сам по себе капитан был царь и бог на корабле, а в гневе любой мог бы наложить в штаны. Доктор испугался не на шутку:

- Сэр! Простите! – взволнованным голосом говорил хирург, - Есть еще один шанс, но он не надежен! Можно попробовать скопировать личность Николая в буферную память прибора «Ловец грез», а потом записать ее в память клона. Но беда в том, что у нас нет клона, а Николай не поддается внедрению воспоминаний. Если мы попробуем применить прибор, то он, конечно, считает данные, но сожжет нейротрасмиттеры в его мозгу и он умрет окончательно. Буфер прибора содержит 100 миллионов терабайт данных и этого едва хватает для записи одной личности и, если прибор повредить, то Николай тоже умрет, а его воспоминания будут утеряны. Сейчас мы можем просто сохранить часть его памяти, но нас обстреливают, поэтому вам решать, как быть.

- Из трупов можно взять недостающие органы? – спросил Капитан.

- Да. Можно. Но мы все равно не успеем их подготовить к трансплантации. Единственный шанс для Николая, это перенос сознания.

Тут подошел другой доктор, который тоже слышал весь этот громкий разговор:

- Сэр! – он отдал честь, - я посмотрел данные и увидел, что в геномной лаборатории есть одна единица. Но есть одно но – это женщина.

Капитану было не до смеха, но он представил себе Николая в виде женщины и улыбнулся:

- Перенос пройдет успешно в этом случае?

- Да сэр! Мы уже провели 3 успешных теста! Вероятность неудачи меньше одного процента. Клон чист от воспоминаний, поэтому раздвоения личности не будет, как это происходило ранее. Именно поэтому командование запретило использовать "Ловец грез" для экспресс обучения на Земле.

- Доктор, - капитан посмотрел на бейджик, - Михаил. Миша, скажи мне честно. Потом можно будет перенести сознания моего лучшего друга в его клона? Я имею ввиду в мужчину.

- Да! Конечно можно! Но…. – доктор занервничал, - Технология еще сырая… При каждом переносе теряется некоторая часть воспоминаний. Прибор не может скопировать все полностью, поэтому кто-то забывает, как их зовут, а кто-то помнит все, кроме своего детства, и так далее.

- Я не вижу другого решения, поэтому приказываю вам сделать это.

- Слушаюсь сэр!

Доктор выбежал из комнаты и направился в сторону лаборатории клонирования.

- Если потом Николай будет меня ненавидеть за это, то я его пойму. Хотя бы один раз и я ему спасу жизнь…. – бубнил себе под нос Дмитрий Валерьевич, одевая на голову фуражку.

Примерно через полчаса в лабораторию вкатили каталку с очень симпатичной черноволосой девушкой, одетой в белый комбинезон, обтягивающий тело, как вторая кожа. На голове у нее был одет странный шлем, из которого торчала кипа тонких проводов. Ее подкатили к огромному прибору и, воткнули в разъем на шлеме вилку, от которой тянулся шлейф с проводами к компьютеру. Николая переодели аналогичным образом и тоже подключили к компьютеру. Этот новый шлем служил также и для охлаждения, что и давало хорошие шансы на успех. Ранее этого не было, поэтому первые эксперименты имели высокий процент смертности.

Потом им на правой руке в вену ввели капельницу со специальным питательным раствором, который будет поддерживать тела в рабочем состоянии, пока идет процесс переноса сознания. Целиком процедура занимает около одного часа, но Николай был сложным пациентом, поэтому все ожидали всяческих неожиданностей. Когда все приготовления были окончены, то доктор нажал на кнопку запуска программы. На мониторе побежала полоска с процентами загрузки, а другие врачи постоянно следили за жизненными показателями. Капитан не мог тут оставаться, так был нужен на поле боя, поэтому после удачного старта процедуры сразу удалился.

- У нас проблема! Прибор не может добраться до глубинной памяти, поэтому придется повысить напряжение. Необходимо снять защиту, - сказал один из докторов, следивший за показателями.

Старший хирург ввел свой пароль и снял защиту, после чего тело Николая стало сильно дергаться. Если бы его не привязали заранее, то он упал бы на пол.

- Теперь он так и будет дергаться, пока процесс считывания не будет завершен, а его мозг превратится с сплошное месиво, - спокойно сказал старший хирург, положив руку на плечо своему коллеге.

Через час процедура была завершена и доктора начали проверять рефлексы у девушки-клона. Все было в норме, кроме участившегося пульса и повышенной температуры. Но и это тоже было нормально, так как процесс записи данных был весьма сложным и оказывал сильное воздействие на мозг. Мозг Николая на самом деле выгорел до основания, и доктор сделал соответствующие записи в своем электронном КПК о смерти первого помощника капитана. Тут один из докторов подошел к старшему и спросил:

- Андрей Николаевич, а правильно ли мы поступаем? Может не стоит указывать о его смерти?

- Прости, но я выполняю приказ капитана.

- Я вас понимаю. Прошу прощения, что задал этот глупый вопрос.

- Все нормально. Видишь ли, если мы напишем об этом в рапорте, то нас посадят на 20 лет, за нарушение земного запрета на вторжение в воспоминания. Приказ поступил к нам 30 минут назад, пока мы делали все это.... Поэтому я так и поступил.... Мне жаль Николая, но ему теперь навсегда придется жить в новом теле, так как в приказе сказано, что установка "Ловец грез" должна быть демонтирована и передана внутренней службе безопасности.

- Но! Как они посмели! Ведь мы уже были так близко к решению всех проблем с переносом сознания!

- Это не обсуждается. Это приказ! - громко крикнул старший врач.

- Есть сэр.

Клона отключили от прибора и повезли в соседнюю палату, где и оставили под присмотром кинокамер. Примерно через день Николай должен был придти в себя, поэтому все надеялись на то, что завтра все-таки наступит, так как крейсер был сильно поврежден.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15





Поиск по сайту мастер-портал.рф :              
 



Реклама на мастер-портал



Как нужно любить?


Как нужно любить? Это классическая картина развития обычного заурядного человека в современном мире. Всё устроено таким образом, что намного проще быть заурядным, чем делать что-то такое, что позволит выделиться из общей массы людей и стать кем-то по-настоящему значимым. Я жил, как все и, когда мне стукнуло двадцать восемь лет, я понял, что нужно кардинально менять всю мою жизнь, так как результат, к которому я пришел, равнялся финансовому краху.
читать



Вверх