Ловец Грез - Глава 2 - Крейсер Агамемнон






Сергей Романов - Ловец Грез - Глава 2 - Крейсер Агамемнон Николай лежал на массажном диване, где работала программа расслабления мышц, и смотрел голографический телевизор. Технологии уже позволяли воссоздать трехмерную картинку не на плоскости, а в реальном объеме, причем человек мог взаимодействовать с этой картинкой, что уже давно применялось в современных космических кораблях, как часть навигационной системы. Технологии людей были лучше, чем технологии чужих, но чужих было намного больше, поэтому люди постепенно отступали, сдавая один сектор дальнего космоса за другим.

Зазвонил телефон и Николай нажал на кнопку голосового ответа, усаживаясь в уютное кресло, вставив наушник себе в правое ухо. В ту же секунду воздух перед ним задрожал, засветился голубым цветом, переливаясь радужными сполохами, как в старом телевизоре, и в этом светящемся облаке, сначала нечётко, но с каждым мгновением ярче и отчётливее, появилась голографическая фигура боевого товарища и командира крейсера.

        – Слушаю, товарищ капитан. Да…. Хорошо…. Буду на корабле через 40 минут.

Николай выключил кровать с телевизором, оделся и пошел быстрым шагом в гараж. В гараже стояла служебная машина с кузовом наподобие «седан» и мощными квантовыми двигателями вместо колес. Наклонные решетки в колесных арках ярко говорили, что это спортивный автомобиль, а огромное сопло протонного ракетного ускорителя ссади, придавало машине просто агрессивный вид. Пискнула сигнализация и Николай уселся за руль. В машине управление было похоже на управление самолетом, так как ховер-планы как раз ими и были. На передней панели была куча навигационных приборов, много сенсорных экранов с кнопками, а галографическое меню на лобовом стекле пестрило от огромного количества информации о состоянии всех узлов этого сложнейшего летательного аппарата. Чтобы управлять ховером, нужно было учиться полтора года, но фирма "Орион" сделала прекрасный автопилот, позволявший управлять аппаратом даже школьникам. Вбиваешь программу, нажимаешь кнопку полета и все. Аппарат все сделает сам.

Открылись ворота гаража и из под серебристого ховера вырвался яркий свет работающих двигателей. Наклонные решетки хаотично двигались, испуская поток воздуха в разные стороны, стабилизируя полет машины на месте, а выдвинувшийся из багажника хвост обеспечивал в полете дополнительную стабилизацию. Конечно можно было обойтись и без него, но только не на спортивных машинах, где скорость была более 2000 км/ч. Сопло протонного ускорителя засветилось ярко синим цветом и ветер начал сдувать пыль и сухие листья в сторону от машины. Ховер плавно взлетел и помчался в сторону воздушной автострады. Двери гаража сами закрылись, а на брелке Николая загорелся сигнал о включенной в доме сигнализации.

Поднявшись на высоту в один километр, Николай включил автопилот и машина стала плавно разгоняться до максимально допустимой на этом скоростном участке скорости в 1200 км/ч. Внизу туда сюда летели обычные машины, а вверху изредка проносились грузовые шатлы. В салоне было очень тихо и Николай погрузился в раздумья.

Через 20 минут полета вдалеке замаячили огни "небесного лифта" и Николай включил программу посадки. Ховер начал плавно снижаться и через 5 минут был уже на земле. Николай прошел через КПП, предъявив пропуск, а затем зашел в лифт. Лифт был просто огромным. Выполненный в виде идеально круглого шара диаметром 15 метров, он вмещал до 500 пассажиров стоя. Сегодня было немноголюдно. Николай сел в кресло, ожидая, когда объявят запуск лифта.

Зазвучал женский голос:

        – Внимание, небесный лифт отправляется, просим всех приготовиться.

Повторив предупреждение три раза, стеклянные двери лифта начали закрываться. Потом закрылась вторая защитная оболочка лифта, сделанная на случай аварии. В лифте была беспрецедентная система безопасности, поэтому в шкафчиках у кресел были индивидуальные скафандры для выхода в открытый космос с небольшими протонными двигателями, а также была бригада ремонтников и полиции, которые следили за исправностью систем лифта и безопасностью. После аварии в прошлом году, когда в лифте застрял премьер министр, полетели головы многих чиновников, а качество работы лифта намного улучшилось.

Через прозрачные стенки трубчатой камеры было видно, как исчезает земля, оставляя позади посадочную площадку. Планета быстро удалялась и дети побежали к краю лифта, чтобы получше рассмотреть то, как происходит перемещение из атмосферы в черный космос. По краям прозрачной шахты лифта работали квантовые стабилизаторы, удерживая многотонную махину в воздухе. Мгла яркого звездного неба заполнила наружный пейзаж, и в лифте включился тусклый свет, периодически озаряемый яркими всполохами от выхлопов квантовых двигателей. Время подъема занимало примерно 10 минут для обычных пассажиров и 5 минут для тренированных военных, способных выдерживать сильные перегрузки. Лифт начал замедляться и через минуту полностью остановился. Открылись двери и люди начали методично выходить в холл космопорта.

Толпа людей гудела и двигалась по своим делам. В зале работали кассы, кинотеатры, кафе и гостиницы. Около миллиона жителей жили и работали в этом космическом городе, поэтому космопорт иногда называли Лапутой 2. Предъявив пропуск охраннику, Николай быстрым шагом пошел по служебному коридору, который вел к узкому трубчатому каналу посадочной площадки дока №3, где всегда был пристыкован крейсер. У шлюзовой двери его поприветствовал молодой черноволосый охранник, держа винтовку Гаусса перед собой:

        – Добрый день, Николай Алексеевич. Дмитрий Валерьевич уже ждет Вас. Шлюз немного протекает, поэтому прошу одеть скафандр.

        – Неужели утечку все еще не устранили? Ну да ладно.

Николай вошел в комнату, где висели скафандры, выбрав модель для офицеров высшего состава. Он натянул на себя комбинезон и защелкнул круглый шлем. Со времен первых выходов в открытый космос многое изменилось в конструкции скафандра. Он стал тоньше, легче и прочнее. Встроенная система экзоскелета обеспечивала полную подвижность человека. Специальный полимер отлично держал форму, не поддаваясь внутреннему давлению.

        – Я пошел, - сказал Николай и вошел в шлюзовую камеру.

Двери закрылись, и давление стало постепенно выравниваться. Когда загорелась зеленая лампочка и открылась вторая дверь, Николай оттолкнулся ногами и поплыл в невесомости в направлении шлюзовой двери крейсера. Устанавливать чертовски дорогие системы искусственной гравитации в шлюзе не было никакого смысла, так как шлюзами пользовались только военные. Летя по темному коридору, было слышно только как стучит сердце. Гул комического города остался позади. В вакууме царит полная тишина и Николай всегда задумывался о своей жизни в эти моменты. Он нарочно остановился посреди тридцатиметрового тоннеля и посмотрел в маленький иллюминатор. Там светилась очень красивая голубая планета, очень похожая на землю, но в то же время совершенно другая. Два солнца, три луны и астероидный пояс, как у Сатурна сильно отличали Эсперанту, но все же это была его родная планета. Через 10 минут Николай пришел в себя и продолжил путь. Когда шлюзовая дверь крейсера закрылась, перед глазами предстал ярко освещенный посадочный док. Везде бегали люди в форме, работали роботы манипуляторы, загружая в космические истребители ракеты и топливо. Как в огромном муравейнике, все были заняты делом. Голос диктора постоянно оглашал эхом огромный посадочный док, который вдруг прервался громкой сиреной.

        – Внимание всем! Говорит капитан крейсера Агамемнон. Красная тревога! Повторяю, красная тревога! Всем занять свои места согласно штатному расписанию! Это не учения! Повторяю, это не учения!

        – Вот черт! - прокричал Николай и побежал в сторону капитанского мостика, не снимая с себя скафандр. Пилоты бежали ему на встречу, спешно застегивая на себе такие же скафандры черного цвета.

        – Товарищ капитан второго ранга, быстрее! Командир крейсера вас обыскался! - сказал один пилот и отдал честь.

        – Спасибо Джек! Как семья? - машинально спросил Николай.

        – Все хорошо. Давай быстрее. Разведка доложила, что это самое крупное наступление чужих за всю историю войны с ними. Мы уже запросили подкрепление, но Галактика в 26 часах лету от нас. Если Агамемнон падет, то планету не спасет никто!

Джек отдал честь и застегнул на голове шлем скафандра.

        – Спасибо, я понял! Удачи тебе! И вот еще что.... Береги себя!

Джек кивнул в ответ и побежал с своему истребителю. Все новые истребители были виде буквы икс черного цвета. Это была самая лучшая форма для машин такого класса, так как расположенные по краям крыльев двигатели, давали машине необыкновенную маневренность. Пилоты были настоящими героями. Они знали, что могут никогда не вернуться, так как чип памяти может взорваться вместе с ними при прямом попадании.

Пробежав через весь ангар, Николай забежал в турболифт и нажал кнопку капитанского мостика. Двери закрылись и лифт загудел, а на дисплее начали быстро меняться цифры. Капитанский мостик был на 24 палубе. Когда двери турболифта открылись, на Николая уставились двадцать пять пар глаз командующих офицеров. Предстоял трудный бой, и на мостике присутствовали командиры всех эсминцев, шатлов и кораблей сопровождения.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15





Поиск по сайту мастер-портал.рф :              
 



Реклама на мастер-портал



Как нужно любить?


Как нужно любить? Это классическая картина развития обычного заурядного человека в современном мире. Всё устроено таким образом, что намного проще быть заурядным, чем делать что-то такое, что позволит выделиться из общей массы людей и стать кем-то по-настоящему значимым. Я жил, как все и, когда мне стукнуло двадцать восемь лет, я понял, что нужно кардинально менять всю мою жизнь, так как результат, к которому я пришел, равнялся финансовому краху.
читать



Вверх